Новости

Театр на Подоле: 4 мифа о возведении здания на Андреевском спуске (Mind UA)

И как привлечь инвесторов к реставрации исторического Киева

Театр на Подоле: 4 мифа о возведении здания на Андреевском спуске

Постройка современного здания для Театра на Подоле еще в 2017 году привлекла внимание киевской общественности. Тогда неравнодушное к театральной жизни и историческим ценностям сообщество разделилось на два лагеря – тех, кому по душе новое здание, и тех, кто считает, что оно испортило внешний вид Андреевского спуска. 

Дискуссии на эту тему не утихают и сегодня, спустя три года с момента открытия обновленного театра. 

Сергей Русанов, основатель архитектурной компании Project7, которая была управляющей компанией  возведения здания, рассказал Mind, как строился театр, и развенчал 4 мифа, с ним связанных. 

Четыре года назад о Театре на Подоле узнали все, даже те, кто ни разу его не видел. К сожалению, его слава – со знак минус, и этот шлейф несправедливо тянется за театром и по сей день.

Мало кто знает о том, что это первый театр, построенный в Украине за последние почти 100 лет. Что это здание заняло призовые места на европейских архитектурных конкурсах. Что об этом объекте пишут в зарубежной прессе как о современном и уникальном украинском театре. Что у этого театра лучшее техническое оснащение в стране.

Понятно, почему так – хорошие новости менее популярны в отличие от скандалов. И история с Театром на Подоле тому подтверждение.

Началось все с того, что в ноябре 2016 года мы открыли обновленный фасад Театра на Подоле. Это вызвало возмущение общественности, и сразу же возник первый миф.

Театр на Подоле: 4 мифа о возведении здания на Андреевском спуске

Фото: Михаил Погарцев

Миф 1. На месте театра ничего не было

Люди забыли, что там уже 25 лет стоял заброшенный, разворованный недострой, который когда-то начинал строиться как театр.

Когда появилась корпорация Roshen с предложением достроить объект, даже сам Виталий Малахов, главный режиссер и основатель Театра на Подоле, не верил, что это возможно. Ведь за 25 лет ему столько обещаний давали…

Театр на Подоле – одна из ключевых украинских театральных трупп, которая существует с 1987 года. Без своего помещения, репетируя где придется, она гастролировала по многим странам и была признана во всем мире. О театре писали такие издания, как «Таймс», «Обсервер», «Файненшиал таймс». Виталий Ефимович в свое время проделал большую просветительскую работу по популяризации украинского театра за границей. Кроме того, творческий коллектив Театра на Подоле получил более 15 украинских и зарубежных наград.

И как так получилось, что у такой труппы и такого режиссера не было своего помещения? Никто просто не хотел связываться с недостроенным объектом, который за все это время оброс бюрократическими лабиринтами и 14 уголовными делами. Кроме того, здание было опасным.

Один из случаев произошел на третий день работ. Мне позвонил генподрядчик  и говорит: «У нас труп».

Рабочие нашли его в вентиляционной шахте, когда начали разгребать мусор в подвале. Вызвали полицию, установили по документам личность. Оказалось, это известный американский гинеколог, которого искали несколько лет его родственники, американское посольство и даже СБУ. Последнее, что о нем было известно – менял доллары в банкомате на Андреевском и исчез. Следов насильственной смерти не было. Видимо, просто залез в недострой из-за любопытства и упал.

Не удивительно, что до нас никто не хотел связываться с этим объектом. Легче было оставить все, как есть. Поэтому, когда мы показали фасад нового театра, наличие чего-то в этой части Андреевского спуска вызвало удивление у горожан.

Сразу же начались манипуляции: «Вы строите саркофаг, контейнер, ларек, огромный торговый центр».

Из-за разных комментариев в интернете на эту тему появился второй миф.

Театр на Подоле: 4 мифа о возведении здания на Андреевском спуске

Фото: Михаил Погарцев

Миф 2. Здание портит исторический вид Андреевского спуска

Начнем с того, что сам Андреевский спуск – достаточно молодая улица. Раньше это был частный сектор с грунтовой дорогой и церковью. И только в конце XIX – начале XX века спуск начал застраиваться красивыми домами.

Офис Олега Дроздова, архитектора Театра на Подоле, перед тем, как разработать проект нового здания, сделал аналитику архитектуры Андреевского спуска и увидел определенные особенности. Это ступенчатость улицы; этажность, которая от верха к низу убывает, а затем снова возрастает; это закономерности в расположении окон в каждом здании. То есть их команда вывела пропорции улицы как таковые. И, опираясь на них, спроектировала наиболее гармоничный фасад здания. Чтобы усилить аутентичность, для стройки нужен был настоящий киевский дореволюционный кирпич.

Это оказалось непросто – такого нигде не было. Еле-еле мы нашли кирпич тех времен в Днепре на разобранном здании. Закупили небольшую часть и привезли в Киев. Но он оказался красноватым, не киевского оттенка. Такой компромисс не давал нам покоя.

И тут, когда уже начались работы, мне звонит генподрядчик, на этот раз с хорошими новостями:

– На Подоле, есть дом демонтированный. Тут кирпичи есть, а их хотят на мусорку вывезти.
– Он желтый?
– Желтый, с клеймами царскими.
– Забирай все, что есть!

Этого кирпича хватило на фасад. Стена получилась толстой, настоящей!

Театр на Подоле: 4 мифа о возведении здания на Андреевском спуске

Фото: Михаил Погарцев

Миф 3. Снесли историческое здание

Объект, который был на месте Театра на Подоле, начали возводить в 2004 году, а в 2008-м работы прекратились.

Этот недострой стоял посреди спуска как вставленный золотой зуб, при чем явно больший по размеру, чем все остальное. Снаружи все было обшито пенопластом, а «рюшечки» явно не настоящие. Такая себе пафосная заплатка, стилизованная под XIX век, которая не имела никакого отношения к историческому контексту.

Когда мы впервые попали в это заброшенное здание, у нас возник только один вопрос: «А где все размещать?»

Это здание мы не могли сохранить в его изначальном варианте и по другой причине – оно не соответствовало техническим критериям. Внутри было слишком много лестниц, не было фойе, расстояния между креслами были по 70 см – людям было бы просто некомфортно сидеть, не говоря уже о том, чтобы опоздавшему посетителю до своего места добраться.

В здании катастрофически не хватало места для полноценного театра.

Поэтому мы, когда искали архитектора, проводили конкурс не на тему творческого видения, а практично подошли к вопросу «Кто все это потянет?».

Нужна была команда, которая распутает лабиринты лестниц, даст помещению новую ценность и впишет ее в ограниченное, уже существующее, пространство.

Олег Дроздов дал театру фойе. За счет большой стеклянной группы театр стал виден с улицы. Появилось пространство, в котором люди могут отдохнуть. Кроме того, есть вещи, которые не заметны зрителю, но важны для сотрудников театра. Например, в каждом театре за основной сценой должна быть черновая – для репетиций. В старом здании ее, конечно же, не было. Там вообще ничего не было, кроме главной сцены.

В новом здании появились дополнительные пространства для работы артистов, а также место под сценой для размещения технического оборудования. Появились сумасшедшие возможности для декораций: можно включить снег, дождь, слякоть, можно создавать еще и виртуальные декорации с помощью лазерных проекций.

Из-за особенностей недостроя пришлось разрабатывать новую технологию строительства театрального здания, которой до нас не существовало. В этом нам помог единственный в Украине специалист, который знает, как строить театры, – Александр Рябенко, а также сам Виталий Малахов.

Но и тут общественность нашла, за что зацепиться.

Театр на Подоле: 4 мифа о возведении здания на Андреевском спуске

Фото: Михаил Погарцев

Миф 4. Вода из построенного резервуара затопит улицу

Стали распространяться слухи, что мы построили огромный резервуар для воды, который скоро сгниет, из-за него начнутся оползни – и весь Андреевский спуск затопит.

Этот пожарный резервуар реально существует. Но он и до нас там стоял все 25 лет затянувшегося строительства. Только стоял он под водой – в старом помещении текла крыша, и за все эти годы объект затопило на 1,5 метра.

Мы же воду откачали, резервуар почистили, выполнили там новую гидроизоляцию, установили новые насосы, сделали выводы пожарных кранов на фасад здания. Теперь пожарная машина сможет подъехать к театру и использовать воду из резервуара для тушения объектов на Андреевском спуске. Вообще на Андреевском есть проблема с пожарным водопроводом, и этот резервуар там появился на основании технических условий, выданных соответствующими службами.

Вместо послесловия: Театр на Подоле – символ возможных изменений

Я знаю многих потенциальных меценатов и инвесторов, которые владеют недвижимостью, памятниками архитектуры на Андреевском спуске и не знают, что с ними делать. Просто реставрировать здания никому не выгодно. Нужно дать им какие-то новые ценности, превратить в музеи, например. Но когда возник скандал со зданием театра, многие, понаблюдав за событиями, решили подождать лучших времен.

По большому счету, в Украине частные деньги – ключевой ресурс. По данным Forbes, за 2019 год 54% ВВП Украины сделали 100 крупнейших частных компаний.

То есть у нас есть что инвестировать! И есть куда! Чем больше компаний захотят строить музеи, театры, университеты, филармонии и так далее, тем быстрее начнет развиваться инфраструктура страны. Но до тех пор, пока условия для инвестирования частных средств не станут понятными и прозрачными, потенциальные меценаты будут занимать выжидательные позиции, ожидая перемен.

Единственное, что радует, – даже если система глобально против, всегда есть отдельные люди, которым «надо». В нашем случае – это глава департамента культуры КГГА Диана Попова и весь департамент культуры. Они вместе с нами боролись за театр, ходили по кабинетам, добивались разрешительных документов, помогали решать острые ситуации.

Я верю, Театр на Подоле стал символом изменений. После этого скандала начались диалоги. Государство, общественность и инвесторы уже пытаются найти точки соприкосновения в новых меценатских проектах. Ведь раньше все строилось или замораживалось по воле одной из сторон. А суть в том, чтобы прийти к синергии ради большого результата в таких вопросах. И история с театром нас всех к этому хоть немного, но приблизила.

Оригинал.