Новости

Виталий Малахов: «Главный навык актера — органика и личность» (yabl.ua)
Научить хорошей режиссуре нельзя. Можно научить инструментам, знание которых не гарантирует хороший спектакль, потому что режиссура требует самосовершенствования и желания учиться всю жизнь. И так же с актёрами, где главнейшими навыками становятся органика и личность, что приходят с опытом и настойчивостью. В том числе и через актерские тренажи.

Yabl пообщались с Виталием Малаховым, режиссёром и художественным руководитель Театра на Подоле, с которым обсудили, чем западный подход к театральному образованию отличается от нашего и почему классическое образование всё-таки необходимо.

Кто вы?

Малахов Виталий Ефимович, художественный руководитель, режиссёр Театра на Подоле.

Чем занимаетесь? 

В основном режиссурой.

Чем знамениты?

Не считаю, что знаменит. Известен, что долго занимаюсь театром и многим набил оскомину. Специалисты и любители театра знают по удачным спектаклям, а сделал их уже более ста штук. Ну, ещё известен чёрным фасадом Театра на Подоле.

Идентифицируете себя больше, как режиссер или руководитель театра?

Хотелось бы быть больше режиссером, но сейчас реально как руководитель больше. Хотелось бы это сдвинуть, но не верю, что получится.

Кто самые перспективные молодые режиссёры Украины?

Делаю антологию, чтобы всех их представить в Театре на Подоле. Уже идут спектакли Петросяна, Жиркова, Павлюка и Голенко, но будут ещё Урывского и Труновой. Конечно, ещё Держипильский, но он же уже не молодой, а мастодонт.

Можно ли научить режиссуре?

Можно систематизировать и помочь в каких-то вещах, изучая историю искусства, живопись. Режиссура требует самосовершенствования, но если сам не интересуешься и не хочешь вникать, то научить трудно.

Обязательно ли классическое образование для режиссёра?

Нет, но знание классических схем и композиции спектакля — да. К тому же институт дает общий язык. Ребята, которых берём на работу без хорошей театральной школы, могут быть интересными актёрами, но им приходится объяснять элементарные вещи что такое «поступок» или «действие», так как они воспринимают их по-своему. Это как переводчик, который без знания театра не поймёт, что такое «black light». Общий язык нужен для облегчения работы. Вот, ко мне приходят молодые режиссеры и хотят делать иммерсивный театр или постмодерн. И хорошо, чтобы мы понимали одно и то же под этими словами.

А образование для актера? 

Аналогично. Допускаете же, что по физике 14-летняя девочка или мальчик могут сдать экстерном экзамены и получить диплом. И они всё равно проходят весь путь в институте, или дома или с друзьями, потому что такие вещи как «что такое этюд» и «работа с воображаемым предметом» пройти необходимо.

Чем отличаются заграничные подходы к обучению от отечественных?

Они разные. Английская школа — это техническая школа, где учат говорить тише-громче, петь лёжа, кувыркаться, но при этом актёр — творец. В нашей школе актёр — это «объясните мне», «расскажите мне», «а второй план?», «а пятый план?», «а 26-ой план?», «а что мне делать?», когда в той школе: «Вот, это твои слова, а откуда они рождаются — твоё личное дело. Но ты должен тут заплакать, тут перевернуться и встать вниз головой. Дома подумай, как это оправдать». Поэтому на Западе так много актёров — хороших режиссеров своей роли. Знаю случай в американском кино или европейской школе, когда человеку предлагали роль и тот считал, что образ должен быть толстый. Он поправлялся, а ему потом говорили, что нет, мы тебя выбрали, потому что ты худой, но актёр имел право сам решать. Так что не знаю, как правильней и где лучше.

Каким видите театральное образование будущего?

Это сложный вопрос. Потому и не преподаю, хоть много раз звали.

Почему отказываетесь?

В ранней молодости испортил много судеб, потому что, начиная с 22 лет, создавал свои театры и внушал актёрам, что хорошо и что настоящий театр. Потом те выпускались, ехали в провинциальные театры, где их совершенно не понимали. У каждого хорошего мастера свой стиль, поэтому не представляю актёров театра Любимова в спектаклях Эфроса.

Ну вот у Дмитрия Богомазова свой курс, с которого забирает воспитанников к себе. Вам же тоже есть куда забирать.

А сколько он будет забирать? Не всех же? А остальные куда? Богомазов хороший педагог и режиссёр, но он стильный режиссёр, и его актеры не всегда укладываются в другую театральную систему. У них своё лицо, так что могу после двух эпизодов сказать, кого воспитывал Богомазов, а кого тот же Жирков. Учить — это очень ответственно, поэтому не хочу портить людям жизнь.

Какой спектакль театра самый кассовый?

«1984» и «Зойкина квартира». Проданы на два месяца вперёд.

Репертуар театра на Подоле достаточно эклектичен.

Да, эклектичный, и это сознательно. Мой принцип, что у театра не может быть своего лица. И это не только моё мнение, но и Некрошуса, когда по спектаклю нельзя сразу опознать режиссёра. Надо открывать автора, ведь автор — это целый мир. Вот, театр Любимова существовал пока существовал политический конфликт. Но исчез политический конфликт — исчез театр Любимова, потому что их стиль подходил только для критики общества. А открывать каждый раз надо автора. К тому же, наш девиз: «Театр не для всех, но театр для каждого». И я доволен, что на спектакль «Дядя Ваня» идут люди, которые хотят посмотреть грустную, печальную и нудную классику. А на следующий день приходят те, кто хочет посмотреть «Орестею».

И это разные люди?

Разные. Есть те, кто ходит и туда, и туда. И это тоже сознательная акция как руководителя театра. Я понимаю, что, приглашая ведущих молодых режиссёров, получаю и нового зрителя. А раз придут новые, то они ещё что-то посмотрят.

А, если зрители перепутают даты показов?

Тогда встречаются возле администрации и бьют друг друга по лицу (смеется). У нас же с «Орестеей» была рубка, когда уходили демонстративно. Со спектакля «Разве ревут волы, когда ясли полны?» уходят целые группы пожилых людей. А вот школы, наоборот, приводят классами, а потом те начинают читать Панаса Мирного, потому что не знали, что там такой сюжет. Или поставили Ремарка «Три товарища», и в библиотеках стали пропадать книги. Мне дал совет один польский режиссёр, мол, он изучает, что читают сейчас в Варшаве, ставит по этому спектакль и билеты сразу сметают. Теперь и я таким занялся.

Какие советские пьесы можно ставить сегодня, чтобы те не пахли нафталином? В Театре на Подоле идёт спектакль «Вечно живые», но по нему не скажешь, что это советская пьеса.

Хорошая пьеса. Люблю её, хотя буду снимать, потому что не продаётся. Люди не хотят смотреть о войне. И «Мать» Чапека с такой же проблемой. Но вот Горький «На дне» идёт прекрасно. Горького нельзя назвать актуальным или неактуальным. Он не вульгарно-актуальный, потому что это вопросы решительности и совершения поступков: насколько мы способны, живя на дне, совершить поступки, чтобы выбраться наружу. Да и к тому же это хорошая литература, реальная классика, где затрагиваются вневременные проблемы. Я люблю возвращаться. Сейчас, вот, навязываю Труновой «101 страницу про любовь».

Как вы относитесь к шуткам, что здание театра выбивается из архитектуры старого Подола?

Хорошо. И считаю, что должно выбиваться. Мне было бы стыдно, если через десять лет мама бы говорила сыну, что это здание построено при войне. Оно соответствует нашему времени: скромное, строгое и технологическое.

Протесты не собираются за сохранение исторического облика Подола?

Да я могу на эти темы уже лекции читать. То, что вы вокруг видите, это не является историческим видом Подола, ведь тот был разрушен. Здесь были маленькие дома, есть фотографии. Да, я не в восторге от фасада и здания, и этого не скрываю. Мне ближе Гауди, потому бы я делал яркий театр, но точно не в стиле XIX века или синагоги.

Кто этот SMM-щик, который ведёт фейковую страницу от имени театра?

Это парень, который в какой-то момент возник. В начале была язвительная штука, из-за которой его пригласили поговорить, потому что хотели подавать в суд. А потом я посмотрел, что он не зло пишет. Он сам пиарится и получает от этого удовольствие.

Читаете его?

Редко. Скорее проверяю, потому что есть грань. Но вроде он держится и ничего такого не делает, хотя я уже старый человек и иногда шуток его не понимаю.

БЛИЦ

Черта, которую не терпите в людях?

Самоуверенность. Ощущение себя центром мира. Эгоцентризм. Туда же идёт всё связанное с геноцидом и национализмом.

Самый лучший спектакль театра на Подоле?

Люблю «Дядю Ваню» и «На дне». Когда-то был любимый спектакль «Сон в летнюю ночь», который надеюсь повторить.

В чём разница между гением и талантом?

Ромен Роллан писал, что видеть все неточности мира и ненавидеть его — это удел обычного человека. Не видеть этого и любить мир — это удел таланта. А вот видеть всё и всё-таки его любить — удел гения. Он же написал фразу, что в начале жизни говорил «я», потом говорил «я и мир», потом говорил «мир и я», а теперь говорю «мир».

Может ли женщина быть худруком?

Я по-другому спрошу: «Может ли худрук быть женщиной?» Да, может. Например, моя учительница (Ирина Молостовая — прим. редактора). Но я говорил, что женщина не может быть худруком, только из любви к женщинам. Это всё равно, что сказал бы, что женщина не может быть дорожным работником. И не потому, что дорожные работы — это слишком изысканно, а просто считаю, что художественное руководство занимает всю жизнь. Вот ставим «ОБЭЖ», и говорю дочери, что нельзя, чтобы у женщины работа занимала всю жизнь. У мужчины еще так-сяк, хотя тоже нельзя, но худруководство другим не бывает.

Какой главный навык актёра?

Органика и личность. Мне это тяжело как режиссёру, поэтому стараюсь поощрять, когда у актёра рождается личность, когда он имеет по любому поводу своё мнение, суждение или взгляд. Но потом сам с этим и мучаюсь, потому что приходится рассказывать и убеждать. И это черта именно современного актёра. Если у Мейерхольда были актёры-куклы, которые выполняли бессмысленные действия, то сейчас ты можешь видеть пьесу по-одному, а он — по-третьему. И с этим ничего не сделаешь.

На каких актёров Театра на Подоле целенаправленно ходят зрители?

У нас нет прям киношных, но вот Вячеслав Довженко, Владимир Кузнецов и Сергей Бойко.

Совет Виталия Малахова украинскому театральному зрителю.

Быть менее категоричным, понимать, что театр — это только театр. Принимать его радостней. Искусство — дело праздное, и к трагедиям нужно относиться так же. Не нужно считать, что каждый спектакль должен вгрызаться, ведь есть и легкие спектакли. Не ожидать ожидаемого, а ожидать неожиданного и удивляться.

Общался Константин Белинский. 

Оригинал: https://yabl.ua/2019/10/21/vitalij-malahov-glavnyj-navyk-aktyora-organika-i-lichnost