Преса

Один хлопчик і дві бабусі


Юрій ВОЛОДАРСЬКИЙ
В столичном Театре на Подоле идет очень симпатичный и человечный спектакль «Левушка». Его герой — наполовину еврейский, наполовину украинский мальчик, которого две горячо любящие, но враждующие между собой бабушки тянут каждая в свою сторону. Оказавшись между церковью и синагогой, Левушка в конце концов выбирает любовь.

Киев, Подол, послевоенные годы, густонаселенный дом-курятник. Типичный дворик с сохнущим на веревках бельем, Дворник (Мирослав Павличенко) с Точильщиком (Василий Кухарский) разливают традиционную чекушку, малолетний хулиган Витька (Роман Халаимов) потихоньку хулиганит. Мать и отец пятилетнего Левушки (Артем Емцов, также эту роль играет Артем Мяус) каждый вечер ходят в кино, им не до ребенка, а значит, и нам до них особого дела нет. Зато две бабушки мальчика — украинская бабушка Даша (Лариса Трояновская) и еврейская бабушка Роза (София Письман) — принимают в жизни внука самое активное участие. Беда в том, что они находятся в состоянии перманентной «холодной войны» и друг с другом практически не разговаривают.

Деньги и боги

У самого Левушки интересы вполне себе детские. Он хочет мороженого, но мороженого ему не положено — гланды не позволяют. Бабушки денег на заветное лакомство как назло не дают. Но вот однажды бабушка Даша, решив, что ее украинский внук не должен расти нехристем, ведет его в церковь. Узнав об этом ужасном событии, бабушка Роза закатывает глаза и ложится умирать, но быстро вскакивает, хватает своего еврейского внука за руку и тащит в синагогу.

Левушка — мальчик сообразительный. Бабушкины религиозные убеждения он ловко конвертирует в денежные купюры. Хочешь, бабушка Даша, чтобы я пошел с тобой в церковь? Давай рубль. А ты, бабушка Роза, хочешь, чтобы я не ходил в церковь с бабушкой Дашей, а ходил с тобой в синагогу? Давай два. Спустя некоторое время в тайнике у находчивого ребенка накапливается сумасшедшая сумма в 43 рубля. Что там какое-то мороженое — с такими доходами скоро можно будет купить настоящий мотоцикл!

Кстати, и в церкви, и в синагоге Левушка чувствует себя вполне уютно. Поначалу было боязно, но священник и раввин оказались такими милыми, добрыми дедушками. Родных своих дедушек Левушка-то никогда в жизни не видел — они погибли на войне. А может, вовсе и не погибли, может, все это неправда? Может, эти двое и есть его дедушки, которых ему так не хватает?

На один мотив

Тема национально-религиозного противостояния в отдельно взятой семье, с одной стороны, определенно выигрышная, с другой — безусловно, коварная. Здесь важно пройти по грани: и не впасть в простодушное умиление, и не задеть зрительских чувств неверно расставленными акцентами. Режиссеру Игорю Славинскому это в общем-то удалось. Помогло как собственное чувство меры, так и удачная литературная основа спектакля — рассказ писателя и драматурга Анатолия Крыма, с которым Театр на Подоле под руководством Виталия Малахова давно поддерживает тесное сотрудничество.

У иудейской и православной веры свои резоны, свои законы и правила. Однако в контексте спектакля они оказываются скорее условностями, чем непреодолимыми барьерами. Священнослужителей в церкви и в синагоге играют одни и те же актеры — для перевоплощения достаточно поменять ризы на кипы и сменить христианский распев на иудейское бормотание с раскачиванием. Пожалуй, самый яркий образ спектакля — это бабушкин песенный дуэт. Бабушка Даша поет «Місяць на небі, зіроньки сяють», бабушка Роза выводит «Тум балалайку», и вдруг две мелодии волшебным образом сливаются в одну — оказывается, в них использованы одни и те же гармонии. Тут надо отдать должное Екатерине Тыжновой, чье музыкальное оформление спектакля стало одним из залогов его успеха.

В «Левушке» немало остроумных режиссерских находок. Рискованная идея отдать роль пятилетнего ребенка долговязому, чуть ли не двухметровому, парню оправдала себя на все сто. Артем Емцов смотрится в заглавной роли очень органично, ему б поменьше запинаться с текстом, и было бы просто замечательно. Ну а если один дядька может сыграть пятилетнего мальчика, то почему бы другому не показать новорожденную девочку? Крошечный скетч, в котором Роман Халаимов изображает сморщенного агукающего младенца, — один из самых ярких комедийных моментов постановки.

Дорога к любви

Не все актерские ходы одинаково удачны. Характерные проколы связаны с национальной спецификой. У того же Романа Халаимова синагогальный сторож выглядит чересчур гротескно, а Мирослав Павличенко, перевоплощаясь в пожилого ребе, начинает говорить с утрированным акцентом. Другого рода шероховатости заметны в игре Софьи Письман: ее вполне натуральное еврейское произношение накладывается на хорошо поставленный мхатовский русский выговор и почти грузинскую жестикуляцию. В общем, бабушка Роза получилась какой-то очень уж интернациональной.

Постановка Игоря Славинского в целом легка и динамична, но все же один эпизод в ней немного провисает. И не столько потому, что диалог вернувшегося со службы на флоте Левушки со старым раввином неоправданно долог, а скорее по причине чрезмерной патетики с дидактикой. В этой сцене спектакль ощутимо теряет темп и становится слишком назидательным. Впрочем, замечательная финальная сцена все ставит на свои места.

Она возвращает зрителей к главному. К тому, что есть на свете нечто, гораздо более важное, чем мелкие домашние конфликты, национальные обычаи и способы обращения к Богу. Конечно же, это любовь, переполняющая обеих бабушек. Любовь, которую их внук, к счастью для своей совести, успел впитать сильнее, чем коммерческий дух. Любовь, которая в «Левушке» определенно главная тема и основная движущая сила. А также — главное чувство, с которым зрители этого симпатичного спектакля покидают маленький зал Театральной гостиной.

Кстати, это намек. Билеты на пользующийся неизменным успехом спектакль лучше заказывать заранее. Желательно за пару недель.

Джерело: Газета 2000, №4 (543) 27.I.2011

Перейти в список статей